В пригороде Смоленска от сердечного приступа погиб молодой спортсмен. Медики отказались везти дефибриллятор

Мария Язикова
«Мы - город, а вы – деревня. У вас всё должно быть своё»

Михаилу Носову было всего 30 лет. Жизнь молодого мужчины оборвалась в результате сердечного приступа, который настиг его в ванной. Сразу два медика пытались спасти спортсмена без малого час. Не хватило только дефибриллятора, который просто отказались везти «в какую-то там деревню».

«Сидите ждите, и нечего нам названивать»

Трагедия произошла в селе Талашкино в пятницу, 15 мая. По воспоминаниям сестры Михаила Анастасии, весь день мужчина чувствовал себя хорошо. После вечерней прогулки с собакой, около 21:00, он пошёл в душ, а спустя четверть часа из ванной раздался грохот. На помощь к сыну сразу побежали родители.

«Он был там минут 15-20, а потом упал. Всем весом, всем телом. Миша очень ударился головой, личиком об ванну... Они [родители — прим.ред.] сразу достали его и вынесли в комнату. Отец уже тогда понял, что это сердечный приступ, и стал делать искусственное дыхание, а мать начала звонить в скорую... Тогда он ещё дышал, и сердце билось — я слышала дыхание, я чувствовала пульс», — вспоминает Настя.

Первый вызов родители Михаила сделали в 21:40. Чтобы не терять драгоценное время, отец и сестра стали поочерёдно делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание, но скорой всё не было.

Спустя 20 минут мать вновь позвонила в неотложку. На мольбы женщины поторопить медиков оператор заявила, что к Носовым выехала машина из Пригорского — соседнего села, находящегося на расстоянии 6,2 километров, или 10 минут на автотранспорте.

«Мы звонили ещё и ещё — нам в ответ только грубили. Нет, нас открыто посылали: „Сидите ждите, и нечего нам названивать“. А мы не понимали, как же так: за это время из Пригорского до нас можно дойти пешком, а не скорой примчаться».

Карета скорой помощи приехала к дому Носовых только через полчаса, в 22:12.

«Ну, что у вас там? Наркотики или алкоголь?»

Родители Миши сразу предупредили оператора неотложки, что пациенту потребуется сердечно-лёгочная реанимация, и медикам придётся работать в четыре руки. Несмотря на это, на вызов приехал один фельдшер, да ещё и без необходимой аппаратуры — кадровый дефицит и неукомплектованность карет скорой помощи во всей красе. Но это только одна часть беды.

«Отец побежал встречать, а он [фельдшер] шёл к нам по лестничной клетке не спеша, при этом язвя папе: «Ну, что у вас там? Наркотики или алкоголь?» Как отец в этот момент сдержался, до сих пор непонятно...«

Язвить медик перестал, лишь увидев Мишу. К этому моменту сердце молодого мужчины остановилось, а зрачки перестали реагировать на свет.

«Он постоял ещё минуту над братом, подумал и сказал: «Бегите ко мне в машину, там пакет лежит — несите». Я побежала, взяла, принесла... Но то есть получается, что медик идёт на вызов по сердечному приступу и не берёт из машины аппарат искусственного дыхания. Вместо этого приходит с пустым чемоданом и язвит!«

Вскоре бороться за жизнь мужчины по просьбе его родных прибежала местная фельдшер. Пока «скоровик» делал массаж сердца, женщина работала аппаратом искусственного дыхания. Всё впустую — Миша уже стал синеть.

«Мишу мог спасти дефибриллятор»

Когда стало ясно, что фельдшеры бессильны, медики сказали, что мужчину может спасти только дефибриллятор. Его в карете скорой помощи не оказалось.

«Стали набирать в скорую опять, говорили, что даже доктор говорит, что ещё есть шанс запустить сердце... Давали телефон медикам нашим, чтоб те объяснили, как это важно. Но нам ответили: «Хватит нам звонить, хватит нам давать врачей, хватит кричать. Мы вообще город, а вы деревня — у вас всё должно быть своё». И бросили трубку. И больше не поднимали».

В 23:05 фельдшер констатировал смерть Михаила. В понедельник, 18 мая, его похоронили. Прощаться со спортсменом пришли около 300 человек.

«Насколько хороша медицина, если даже с сердечным приступом справиться не могут! Это так обидно, так ужасно, так досадно... Если бы приехала укомплектованная машина скорой помощи, Мишу бы откачали. Вот такое отношение к деревенским. Неужели мы не люди? Неужели мы, наша молодёжь не достойна жить? Чем мы хуже городских?

Мы не хотим обвинить или наказать кого-то за смерть Миши. Кто знает, как бы всё сложилось, если бы к нам приехала другая машина. Просто это отношение было таким отвратительным, как будто мы не люди.

Хочется, чтобы власти увидели, поняли, что никакой дискриминации быть не должно. Ведь в деревнях тоже хотят жить, и здесь тоже есть замечательные люди, как мой брат. Коронавирус коронавирусом, но мы умираем не только от него, и нужно хотя бы просто оставаться людьми и помогать друг другу».

Напомним, это уже не первый случай сурового и беспощадного столкновения пациента со смоленской медициной. Ранее мы писали о том, что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя "К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник": что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным региона, где медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.

Использованы материалы следующих авторов:

Сказка на ночь. Почему нельзя доверять падению статистики по коронавирусу в России?

Катерина Смирная, Арсений Соколов

О том, как наша провинциальная медицина с китайской заразой боролась.
Привет, ридовчанин (если слышишь это обращение впервые, не пугайся — так мы называем своих читателей), это сотрудники Readovka — Катерина Смирная и Арсений Соколов. Мы двое в лоб столкнулись с российской медициной во время пандемии коронавируса, и пишем этот текст, потому что нам есть, что сказать.***Глубинный народ достаточно скептически относится

...

«К вашему дедушке никто не подходит, он уже давно покойник»: что происходит за кулисами главного коронавирусного госпиталя Смоленска?

Мария Язикова

Медикам некогда не то, что лечить пациентов, но и сообщать об их смертях родным.
Клиническая больница №1, что в Смоленске на улице Фрунзе, приковала к себе внимание жителей всего региона, став передовой в борьбе с пандемией коронавируса. На медиков легла дополнительная нагрузка: лечить сотни заражённых пациентов приходится в условиях, когда даже вакцины от болезни ещё нет. В такой ситуации госпитализация в инфекционное отделение стала восприниматься смолянами как отправка в последний путь, причем как для инфицированных COVID-19, так и для страдающих от других недугов. Поч

...
Главное


наверх