«Сбор есть – денег нет». Благотворительный фонд наживается на больных смоленских детишках?

Анна Новосельцева, Ольга Хамицкая
Проверенные схемы «избавляют» от суда и следствия

Мать двоих больных детей Ольга Авритова больше никому не верит. Единственный раз в своей жизни, а это было около года назад, женщина поверила в реальную помощь, в добрых волонтеров и в маленькое чудо. Тогда еще она не знала, откуда достать жизненно необходимые для ее дочерей 186 тысяч рублей. Ее любимые девочки, 5-летняя Алина и 2-летняя Софья, страдают от страшного генетического заболевания — туберозного склероза.

— Вам помощь нужна? Мы вас не оставим, поможем! — короткое сообщение от учредителя благотворительного фонда «Остров детства» Ольги Бабуровой вселило надежду. Но ненадолго.

Полторы тысячи — годовалая работа фонда

Долгая переписка, переговоры, а после и личная встреча дали свои плоды — в мае 2017 года мама Оля с благотворительным фондом «Остров детства» подписала соглашение на обработку персональных данных своих несовершеннолетних дочерей. Сумма на реабилитацию для малышек вышла немаленькая: для Алины нужно было собрать 96 тысяч рублей, а для Сони — 85 тысяч. Время шло. Результата не было...

...Конечно, мало кто обращал внимание на стоящих зимой волонтеров с полупрозрачными коробочками. А вдруг мошенники? Вдруг очередная замануха? Многие проходили мимо, но все же кто-то останавливался, и коробочка медленно наполнялась небольшими купюрами. Мама Оля понимала, что все происходит не в один миг и отчаянно верила, что постепенно удастся собрать всю сумму...

На тот момент директор фонда Ольга Бабурова постоянно отвечала на звонки матери, а если шли только гудки — всегда перезванивала.

— Ольга всегда была на связи со мной. Она постоянно говорила, что волонтеры работают и собирают деньги, но толку от этого мало. Мол, никто не хочет «скидываться на реабилитацию, была бы история жестче — собралось бы быстрее». Позже мне знакомые рассказали, что в «Линии» стояла коробка для пожертвований Алине, и там лежали деньги. Однако Ольга мне отвечала, что денег нет, — с горечью признается мама Оля.

Необходимые средства так и не появились. Девочки из фонда посоветовали матери обратиться к местным СМИ, кинуть «клич о помощи»: подробно расписать историю болезни сестричек и рассказать, что им сейчас нужно, чтобы быстрее поправиться. Ряд публикаций прокатился по местной прессеДве сестрички из Вязьмы с туберозным склерозом нуждаются в помощиОдной девочке 4 года, второй смолянке - почти годик. Денег больше не стало. Мать малышек решила найти альтернативу и занялась поиском более дешевой реабилитации для Алины. Нашелся подходящий вариант в 52 тысячи рублей.

— Мне написала Ольга, рассказала, что волонтеры теперь стоят в Вязьме. Вроде как, с ними была еще и Алеся Шаталова. После акции мне на карту перевели тысячу рублей. Я и этому была рада. А еще позже, после сборов, получила еще 540 рублей. Помню в тот день, мне Ольга сказала, мол это все, что удалось собрать. Ну, ладно, думаю... Хоть что-то... Пока не позвонил незнакомый мужчина, который рассказал, что пожертвовал Алине 50 тысяч рублей. Он решил удостовериться, что деньги действительно дойдут до меня. Я опешила...

Разъяренная мама вновь и вновь названивала волонтерам «Острова детства». После продолжительных гудков трубку все же сняли. Конечно, деньги тут же нашлись. Фонд обещал их перевести, но не карту, а на счет. Немного подождав, маме пришли 40 тысяч рублей. Куда подевались еще 10, не совсем понятно.

— Я задалась очевидным вопросом, где еще 10 тысяч? Этой суммы мне как раз хватило бы на реабилитацию Алины. Ольга сказала, что деньги отправили куда-то не туда в банк, и теперь она не может их вернуть. Расстроенная, я не знала, что мне делать. Через какое-то время, Ольга отправляет мне 6 тысяч, со словами, мол, мы все скинулись с зарплаты и вам прислали, — вспоминает мать.

Больше иметь дело с благотворительными фондами женщина не хотела. Ни о каких дальнейших сборах речи больше не шло.

— Мне звонит в тот же день участковый. Он подробно рассказал, что волонтеры стоят на улицах и собирают деньги для моей Алины. У каждого в день примерно выходит 3 тысячи. Но они до меня не доходят, понимаете? Я в шоке! — рассказывает мама девочек.

Скандал разрастался, как снежный ком. Все документы, со слов мамы Оли, быстренько удалили с официального сайта фонда еще в мае 2018 года. Женщина вновь поверила, но через какое-то время зашла на сайт и обнаружила сбор на свою Соню. Цифры были внушительные — 39.000 рублей. Эта сумма так понадобилась бы матери, ведь у Алины как раз полетели зубки. Боль была адская — девочка постоянно капризничала. Лечить все нужно было только под наркозом. На закономерный вопрос матери: «А где же деньги?», — снова отписки...

Учредитель фонда Ольга Бабурова заявила матери, что виной всему стала ошибка программиста, который «лишний нолик дописал». «Ошибку» вскоре исправили, но и 3.900 мать так и не получила.

Следом ползет череда оправданных неоправданных обвинений. С матерью связывается второй учредитель фонда — Алеся Шаталова, которая утверждает, что ее коллега за «наличку» покупает квартиры и «делает ремонты». Проработав год и заподозрив неладное, девушка вышла из состава учредителей «Острова детства». И вообще, со слов уже бывшего волонтера, непонятно, как работает сам благотворительный фонд.

Уступать своей коллеге перед уже вконец запутавшейся матерью не стала и Ольга Бабурова. Постепенно ссора перешла на личности: Алеся и Ольга стали топить друг дружку, обвиняя то в мошенничестве, то и вовсе в некой зависти к хорошей жизни и мужу. На первый план выходило лишь одно — я не виновата, а где все деньги не знаю.

Вырисовывается интересная картина — все сборы для Алины и Софьи велись целый год (!) и за это время, кроме перевода в 50 тысяч рублей, волонтерам удалось собрать лишь 1540 рублей. При том, что благотворительная организация занималась только этими детьми. Для малышек Софьи и Алины, которые так отчаянно нуждались в помощи, итог один — сбор велся, а денег нет.

Быть может, подружки-коллеги просто не поделили деньги или же наоборот поделили, но не поровну? Или дело в обратном — они просто неопытные и не понимают, что сами творят?! Этакий непрофессиональный подход с гремучей смесью детской наивности. Казалось бы... Если не смотреть в прошлое прекрасных девушек-волонтеров...

Набивая шишки

Мы решили проверить, что вообще представляет из себя этот благотворительный (?) фонд. Выяснилось, что «Остров детства» был зарегистрирован как юридическое лицо 11 мая 2017 года, и его учредителями оказались уже знакомые нам Ольга и Алеся, а директором — Ирина Полякова.

Давайте заглянем на официальный сайт фонда... Ох, вот незадача: его попросту нет, его отключили за неуплату. Что ж, не сдаемся и ищем группу «ВКонтакте», но и тут находим необъяснимые с точки зрения логики факты: первоначальная группа «Острова детства» по непонятным причинам была удалена, но вместо нее благотворители создали совершенно новую. Зачем честному фонду отказываться от раскрученной группы и проверенной аудитории - вопрос на миллион. Уж не подчистить ли хвосты решили наши уважаемые дамы?

Дело в том, что несколько лет назад нынешнее руководство «Острова детства», еще до официальной регистрации фонда, активно помогало нуждающимся. Во всяком случае, об этом свидетельствует ряд любопытных фактов.

Еще в августе 2016 года наши благотворительницы, не щадя себя, частенько мелькали в наиболее людных местах Смоленска с ящиком для сбора пожертвований. Однажды любопытные активисты подловили девушек-волонтеров около ТРЦ «Макси», и сборщицы дани заявили, что являются студентками педагогического колледжа и от чистого сердца помогают столичному благотворительному фонду «Адели» — документы именно этого юридического лица девушки демонстрировали смолянам, собирая деньги на лечение (?) детишек. Однако, вот незадача, на самом ящике красовался лишь круглый штампВ Смоленске опять наживаются на благотворительностиПод предлогом волонтерства местных студентов вовлекают в мошенничество — даже не печать — некого фонда из Красноярска. Тогда руководитель смоленского дискуссионного клуба «Общественное мнение» Светлана Воеводина обратилась непосредственно в московскую организацию и узнала, что «Адели» никаких акций в Смоленске не проводила и деньги не собирала.

Что интересно, в 2016 году активисты так и не смогли выйтиВ Смоленске опять наживаются на благотворительностиПод предлогом волонтерства местных студентов вовлекают в мошенничество на «координатора» сомнительных сборов — он якобы ушел в подполье после их беседы со «студентками» (или самими координаторами под видом студенток?).

Казалось бы, девушки должны были уйти в подполье, но «инцидентик» с «Адели» будущих руководителей «Острова детства» не испугал: через некоторое время в ТЦ «Юнона» появилась очередная коробка для сбора денег на лечение девочки по имени Вероника. После поиска фотографии малышки в интернете выяснилось, что «Веронику», изображенную на коробке для сбора, на самом деле зовут Женя Моисеева и проживает она в Калининграде, а указанные «волонтерами» расчетные счета отличаются от данных, размещенных на официальном сайте. Оно и не мудрено: ведь принадлежали они не малышке и ее семье, а уже знакомой нам Ольге Бабуровой.

Фотография сделанная активистами в ТЦ Юнона. Девочку зовут "Вероника"
Настоящее имя ребенка "Женя Моисеева" публикация в интернет-портале Калининграда

Более того, «ВКонтакте» была найдена группа по сбору денежных средств для очередной маленькой девочки по имени Вероника с реквизитами все той же Ольги. Нет, девочка, изображенная на фотографии, реально нуждалась в деньгах на лечение, но зовут ее не Вероника, а Наташа, и на официальном сайте сбора средств для нее фигурировали совсем другие счета для перевода. Подозрительно...

Так, выглядела группа в 20016 году, где собирали деньги некой Вероники
После попытки перевести деньги на карту сбербанка указанную на ящике и в группе выясняется, что держателя карты зовут ОЛЬГА СЕРГЕЕВНА Б.

Удивительно, но по тем же реквизитам мы вышли на очередную малышку Веронику, но теперь уже Медведкову. На этот раз «волонтеры» использовали имя реального ребенка, но с чужими фотографиями. К посту о новой нуждающейся девочке «благотворители» прикрепили настоящие документы. Как и следовало ожидать, Анна, мать этой малышки, оказалась не благодарной клиенткой «Острова детства», а несчастной матерью ребенка-инвалида, обманутой предприимчивыми дамочками.

А эта публикации из Сургута, на снимке Наталья Мальцева, а не Вероника из Донецка
В группе «Срочный сбор!!! Медведкова Вероника Благотворительная организация» — документы насовершенно другую девочку из Украины.

«А ничего, что мама я?»

Тяжелые временна для Анны из Донецка наступили в январе 2016 года. Женщина переехала в Смоленск вместе со старшим сыном и дочерью-инвалидом. Не было ни гражданства, ни, соответственно, социальной поддержки. Отчаявшись, Анна бросила клич о помощи в «Милосердие в Смоленске» — ведь ее Вероничке были так необходимы противосудорожные препараты и инвалидная коляска. Ее услышали: на просьбу мгновенно откликнулась «волонтер» Ольга. Добродушная незнакомка предложила необходимую помощь, а растроганная мать тут же согласилась. Все документы, подтверждающие инвалидность девочки, Анна передала своей спасительнице. Оставалось лишь ждать.

Документы, которые использовались благотворительным фондом

«Через 3 недели мне прислали 5 тысяч рублей, и я купила лекарства, показала им чеки. Потом через месяц еще около 2 тысяч, а потом в течение года мне присылали по 100-200 рублей в месяц — за все время в общей сложности мне перевели около 10 тысяч рублей. Потом мне дали пенсию, и я сказала, что мне помогать уже не надо: соцзащита выдала коляску и лекарства стала предоставлять», — вспоминает Анна.

Спустя некоторое время мама девочки-инвалида забрела на просторы интернета и обнаружила группу фонда «Остров детства». Оказалось там до сих пор производился сбор для лечения ее Веронички, причем весьма успешный: на момент его обнаружения «благотворители» уже якобы собрали 25 тысяч рублей. Возмущению не было предела.

Вероника Медведкова из Донецка, вверху логотип фонда "Остров детства". Сборы от имени матери уже не проводились

«Я позвонила по указанному у них номеру, спросила, помогают ли семье. Мне заявили, что все отправляют маме. Тогда я сказала: „А ничего, что мама я? И на каком основании вы выставляете фото и документы моего ребенка?“. Женщина на том конце телефона стала на меня орать. А потом они изменили сумму сбора на 10 тысяч рублей — видимо, чтобы доказать по старым переводам, что деньги до меня дошли».

И это у многоуважаемых дамочек получилось весьма успешно. Неравнодушные смоляне заинтересовались обманом историей Анны и обратились с заявлением о мошенничестве в полицию еще в конце 2017 года. Однако, судя по тому, что фонд работает до сих пор, результатов это не принесло, если не считать того факта, что к весне 2018 года сборы на Веронику исчезли из сети. Разумеется, оставшиеся 15 тысяч Анна так и не увидела — быть может, это была очередная «ошибка программиста», как в истории с мамой Олей?

Здравый смысл против закона

Мы не беремся утверждать, что «Остров детства» — мошенническая организация, просто приводим доказательства сомнительных достижений благотворительного фонда и его руководства. Собственно, что мы имеем: за 2017 год дамочки официально собрали 1540 рублей, не считая 50 тысяч «деревянных» от сообразительного мужчины, который сообщил маме Оле о переводе.

Собранная сумма уже наводит на мысль о подвохе — собственно, это подтверждает и наш источник. По словам осведомленного лица, один волонтер с коробкой может собрать 3 тысячи рублей за день, а, напомним, в истории с одной только мамой Олей сбор длился год. Куда исчезли деньги — загадка, но, быть может, разгадка лежит на поверхности?

Дело в том, что учредитель фонда живет, мягко говоря, на широкую ногу, а ее сотрудники стабильно получают «зарплату» в размере 20 тысяч рублей. К слову, по закону, зарплата сотрудников благотворительного фонда формируется из сборов и составляет не более 20% от полученных денег. Тут уж появляется два одинаково паршивых варианта: либо уважаемые дамы на самом деле собирают куда большие суммы, нежели те, что «перепадают» с барского плеча родителям больных деток, либо они забирают все себе под видом заработанной потом и кровью з/п.

Это далеко не все «зыбкие места» в работе «Острова детства», но даже имеющихся фактов должно быть достаточно, чтобы заинтересовать правоохранителей, если им, конечно, удастся что-то доказать.

Обратимся к букве закона. Согласно п. 3 ст. 16 ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», фонд не вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала более 20% финансовых средств, расходуемых этой организацией за финансовый год. Данное ограничение не распространяется на оплату труда лиц, участвующих в реализации благотворительных программ, то есть наши уважаемые дамочки могут быть оформлены как реализаторы, и тогда к ним едва ли можно будет придраться по закону — разве что с точки зрения морали, но кого это колышет?

В соответствии со ст. 19 все того же федерального закона, отчетность фонда должна быть открытой, но на деле форма публикации отчётности никак не прописана, следовательно, публиковать данные о своих расходах и тем более доходах никто не обязан. Исключение составляет только договорная форма с жертвователями, но о договорах в случае «Острова детства», собирающего «гроши» в коробки и на карту учредителя, говорить попросту смешно. По сути, фонды отчитываются лишь перед минюстом и налоговой, а «простым смертным» предоставлять отчетность можно «по желанию».

Вот и получается, что руководство «Остров детства» сможет и дальше шиковать за счет больных детишек, просто грамотно оформив документацию. Однако это, разумеется, в случае, если Ольга и Ирина — талантливые «предпринимательницы», а не «так себе бизнесвумен». Увы, ответить на закономерный вопрос под силу только стражам порядка.

Мы в свою очередь, просим считать данную публикацию официальным обращением в прокуратуру. В рамках проверки просим дать оценку деятельности благотворительного фонда «Остров детства» и его руководства.

Соцсети и мессенджеры должны стать носителями духовности

Игорь Владимиров

До людей сейчас проще достучаться через интернет, чем через «плакаты на стенах», считает глава Росмолодежи.
Глава Федерального агентства по делам молодёжи Александр Бугаев предложил для «укрепления скреп» использовать интернет. Мол, распространение духовных ценностей в оффлайне устарело, и требуется смена формата. Можно о чём-то «добром, хорошем, ценном» развесить плакаты на стенах (что сейчас зачастую и делается), но такой канал передачи информации уже не работает, считает чиновник.— Намного эффективнее будет, если мы об этом хорошем, добром и ценном ра

...

«Постоянные химии, ампутация… но мы верим – болезнь отступит»: школьник из Сафонова не уступает раку

Ольга Хамицкая

Одноклассники собирают деньги, чтобы вместе с Димой окончить школу.
Небольшая шишка появилась на руке у Димы где-то в начале июня. Синяки, ссадины и ушибы для подростка вполне нормальное явление, но шишка... Мальчик ни с кем не задирался и не дрался, плечом, вроде, ни обо что не ударялся, но небольшой бугорок все никак не проходил. Алена, мама школьника, решила не затягивать с походом ко врачу. Чувствовала...Сначала педиатр, после поход к местному травматологу — рентгеновские снимки, куча анализов. Острожным голосом,

...
Главное


наверх