Танцы на костях погибшего подростка: во что вылилась трагедия в Сафонове?

Дмитрий Журавский
Создать «правильное мнение о причинах самоубийства» важнее, чем разобраться в этих причинах

В воскресенье, 18 ноября в городе Сафоново Смоленской области 14-летняя девочка не выдержала издевательств со стороны сверстников и равнодушия взрослыхЖители Сафонова «сваливают» вину за смерть 14-летней девочки на ее мамуЖенщина получила нагоняй за письмо дочери президенту и оторвалась на дочери? и решила покончить жизнь самоубийством. Тело подростка местные жители нашли в подъезде жилого дома. Юная Катя* все 14 лет своей жизни провела в борьбе с комплексами и одиночеством. Девочка, страдавшая от врожденного дефекта внешности, устала от издевательств со стороны одноклассников и предпочла выживанию смертьВ Сафонове нашли труп 14-летней девочкиБездыханное тело подростка находилось в подъезде жилого дома.

После того, как об инциденте стало известно общественности, по городу, а в последствие и по СМИ поползли слухи: незадолго до смерти, девочка написала письмо с мольбой о помощи Владимиру Путину. Комплексы ребенка не могли взяться из ниоткуда: инвалидность, непонимание сверстников и постоянные проблемы с деньгами. Отца у Кати не было — он умер задолго до ее смерти, да и до этого в семье почти не жил. Деньги для выживания Кати и ее старшей сестры в дом приносила мать — санитарка местной больницы. Что такое 10—12 тысяч для семьи из 3 человек? Примерно о том же девочка и спросила президента.

Письмо Президенту

Чуда не свершилось: того самого «голубого вертолета» с человеком, решающим все возможные проблемы в небе над провинциальным городом местные жители не увидели. Но письмо все-таки попало на стол компетентному сотруднику Администрации президента. В Смоленск, а позже и в Сафоново пришла бумага, с настоятельной рекомендацией в проблеме разобраться. Действительно, как же так получилось, что несмотря на еще прошлые майские указы, гарантирующие для младшего медицинского персонала достойную зарплату, мать Кати получала 10 тыс. руб.

Татьяну (так и зовут женщину, в воскресенье потерявшую младшую дочь) руководство больницы вызвало на ковер. Дальше, информация разнится: по одной из версий, после серьезного разговора с руководством Сафоновской ЦРБ женщина наругалась на дочку за излишнюю самодеятельность. По другой — и мама, и дочка лишь посмеялись над произошедшим.

Как бы не развивались события, но в это воскресенье Катя решила, что жить так больше не может. А по федеральным СМИ разлетелись новости: «В Смоленской области подросток покончила с собой поле письма Путину».

Запоздалая реакция

А вот на эти заголовки властям пришлось реагировать куда активнее, чем на письмо подростка. На следующий день после трагедии, в администрации Смоленской области состоялось экстренное совещание, посвященное страшному случаю. В след за регионалами, к проблеме подключилась и столица. Расследование возбужденного уголовного дела взяли под свой контроль «большие шишки» в Москве. Непосредственно работу по делу ведет Главк СК, контролирует ее уполномоченный по правам ребенкаУполномоченный по правам ребёнка взяла на личный контроль историю с суицидом 14-летней смолянкиДевочке не успели помочь ни родные, ни учителя, ни органы опеки.

Подсвечивать такие «скользкие» темы в нынешней политической реальности в России не любят. Это касается как федеральных, так и региональных властей. Если взять отдельно Смоленщину — столь скорой реакции на происшествие не было ни во время недавнего взрыва бытового газа под Смоленском, ни во время зимнего скандала, когда в соседнем с Сафоновским Холм-Жирковском районе отчим изнасиловал и задушил 7-летнюю падчерицу, вместе с 2-мя сестрами и братом усыновленных в смоленском интернате. Администрация области, тогда, больше недели не комментировала происшествие, да и «дружественным» СМИ вопрос поднимать не рекомендовала.

Что касается федерального уровня — чего стоят скрупулезные комментарии Дмитрия Пескова на расследования ФБК и «Новой газеты». Тут же особого выбора ни у первых, ни у вторых не было.

В Администрации Президента со схожими проблемами сталкиваются чаще, потому и принцип действия у них другой. Вместо того, чтобы давать какие-то комментарии или другие инфоповоды, способные перерасти в апдейты журналистов, они пошли договариваться с самими СМИ. К примеру, такой пост появился вчера в небезызвестном Telegram-канале Mash:

«В воскресенье в Смоленской области покончила с собой 14-летняя девочка. Та самая, что когда-то писала Путину и жаловалась на зарплату мамы (та работает лаборанткой в местной больнице). Ребёнка затравили в школе.

Письмо Путина и рассерженное начальство мамы ни при чем. Наташа была инвалидом — у неё плохо поднималось одно веко. Такого дети не прощают. В школе девочку гнобили и звали Циклопом.

Защитить ребёнка от сверстников никто не смог. 18 ноября Наташа повесилась в подъезде недалеко от школы.»

Сегодня обычный пост был продублирован видеороликом «ВКонтакте». Все бы ничего, но для федерального проекта упорный постинг происшествия недельной давности — довольно необычное явление. Вести себя таким образом будут только региональные издания, для которых 100500 новостей по «горячему» происшествию недельной давности — лишний способ набрать просмотров. Вся суть проектов вроде Mash — оперативно (!) найти происшествие и как можно больше эксклюзивной информации к нему. Подробностями и расследованиями будут заниматься другие. Тут же паблик начинает активно форсить историю Кати, делая упор на один момент — письмо ни при чем.

Так и выходит, что вместо объективного расследования на передний план вышла необходимость работы с общественным мнением. Ключевой посыл — письмо президенту в данной трагедии ни при чем. А почему несмотря на еще прошлые майские указы президента, младший медперсонал в больнице получает копейки — разбираться никто не будет. Особенно на фоне массовых «зачисток» санитарок в той же Сафоновской ЦРБСафоновские санитарки устроили пикет против кадрового беспределаНедовольные работницы выступили против насильного перевода в уборщицы и общих проблем в системе здравоохраненияЧиновники закупили смоленским онкобольным контрафактные лекарства?Производитель предупреждал местных чиновников, но им было все равно Смоленщины (да и многих других регионов страны). Главное — вывести из-под удара первое лицо страны.

Однако все усилия АП и областной администрации пошли прахом. Благодаря столь активной попытке «замять» тему, на нее обратили внимание большинство российских либеральных СМИ. По теме отписались «Дождь», «Эхо Москвы» и другие журналисты. История набрала популярность и в пабликах, открыто поддерживающих Алексея Навального. В результате, в умах обычных читателей плотно засели заголовки именно с этой логической цепочкой: «Девочка покончила с собой после письма Путину». В топ-5 новостей «Яндекса» сюжет попал как раз после очередной попытки «смягчить углы», когда уголовное дело по факту смерти передали в Главк Следственного комитета.

Не факт, что последней каплей для Кати послужила именно ситуация с письмом. У девочки действительно были проблемы со здоровьем, и как следствие — отвратительные отношения со сверстниками. Да и всю свою недолгую жизнь она прожила по сути в нищете — что для семьи из 3 человек 10 тыс руб в месяц? Но общественность свое мнение касательно смерти Кати уже сформировала: девочка попросила помощи у президента, а получив за это вместо помощи нагоняй не выдержала, и погибла. И сформировано это мнение только благодаря попытке системы убедить народ в обратном.

* имя погибшей девочки изменено по этическим причинам

Соцсети и мессенджеры должны стать носителями духовности

Игорь Владимиров

До людей сейчас проще достучаться через интернет, чем через «плакаты на стенах», считает глава Росмолодежи.
Глава Федерального агентства по делам молодёжи Александр Бугаев предложил для «укрепления скреп» использовать интернет. Мол, распространение духовных ценностей в оффлайне устарело, и требуется смена формата. Можно о чём-то «добром, хорошем, ценном» развесить плакаты на стенах (что сейчас зачастую и делается), но такой канал передачи информации уже не работает, считает чиновник.— Намного эффективнее будет, если мы об этом хорошем, добром и ценном ра

...

Telegram вроде как заблокировали. Кто следующий?

Дмитрий Журавский

Лайфхак — как не вкладывая ничего, организовать самую дорогую в истории пиар-компанию.
Вчера Роскомнадзор окончательно приступил к блокировке Telegram. Шашки наголо! Длившаяся год перепалка подходит к логичному завершению — мессенджер официально запрещен в России. Теперь склока переросла в настоящую войну — РКН усиленно «бомбит» хоть как-то связанные с Telegram «айпишники». Разработчики мессенджера ехидно ухмыляются, и показывают оппонентам экраны смартфонов: «смотрите, все работает».Жертвами «беспощадной бойни» уже пали

...
Главное


наверх