Все говорят «ремонтируй крепость», а ты купи кирпич

Евген Гаврилов
Смоленскую крепостную хотят возрождать всем миром, а вот с доступом на нее будут проблемы

Итак, дождались. От бесконечных разговоров на тему «крепость разваливается, ай-яй-яй, что же делать» перешли к... по сути, таким же разговорам, только с «будем что-то делатьЗа смоленскую крепость возьмутся в 2017 годуМинкульт одобрил ремонт руин на Жукова и башни Позднякова» на конце. Как ранее писала Readovka, в Громовой башне 30 января состояласьВ Смоленске решается судьба крепостной стеныВ Громовой башне начался брифинг РВИО в присутствии Сергея Неверова пресс-конференция с участием смоленских журналистов по одну сторону баррикад и представителями власти по другую. Про баррикады, надеемся, пояснять не нужно — доверие к живущим обещаниями чиновникам год от года подрывается, а если учитывать сделанноеВходы на крепостную стену в Смоленске замуровали белым кирпичомВместе с какашками на территории культурного объекта не убрали мусор в совсем недавнем прошлом с Крепостной стеной, можно и вовсе рыть окопы, готовясь к открытой конфронтации.

Но, как бы то ни было, встреча проходила во вполне благоприятной обстановке, с тем лишь нюансом, что ее необходимость так и осталась под вопросом. Щекотливые темы обтекаемо обходились стороной, какой-то конкретики, помимо озвученных ранее общих планов про «будем, собираемся, планируем сделать» так и не прозвучало. Но обо всем по порядку.

Ни для кого не секрет, что именно чиновничья многорукая-многоногая масса является на сегодняшний день самым страшным врагом на пути к решению множества проблем. Уж простите, но пока шестеренки бюрократической машины прокрутятся в направлении ремонта одного участка, Федор Конь бы уже три новых крепости отстроил с нуля. Так выходит и здесь — когда там в Смоленск Дмитрий Медведев приезжалДмитрий Медведев внёс предложения по реставрации Крепостной стены в СмоленскеСвои соображения на этот счёт он высказал лично губернатору Островскому? В мае 2017 года. Тогда премьер прозрачно намекнул о необходимости сдвинуть с мертвой точки вопрос реставрации стены. Что было сделано за это время? Ну, документы подписали. Да и то не все: Российское военно-историческое общество только в ноябре получило юридически зарегистрированный филиал в Смоленске, а передавать башни и прясла в его ведение будут еще как минимум до марта текущего года.

От слов к делу же планируется перейти не раньшеСмоленскую крепостную стену начнут ремонтировать не раньше летаЕсть и приятные сюрпризы - часть ранее закрытого участка хотят показать народу третьего квартала 2018, более конкретных дат не звучит. Все надеются, все планируют, все осторожно обещают. Вот, собственно, все планы, которые предоставили в пользование журналистам:

Негусто, правда? На словах, правда, вышло побогаче, но если отбросить всю шелуху и общие фразы, конкретики остается уж слишком мало. А большая часть информации и так была ранее известна из пресс-релизов и планерок обеих администраций. Так, например, вновь прозвучало обещание открыть доступ к Копытенским воротам.

«Этот участок требует минимальных вложений, а потому уже практически готов принимать посетителей, — отмечает глава департамента по инвестиционной политике Надежда Усманова. - Экспозиционное наполнение пока отложим, но открыть ворот, доступ на прясла и в башню обеспечить вполне реально в самое ближайшее время».

С одной стороны хорошо, что новый пользователь ратует за открытые двери, а не за семь слоев заборов, как это предпочитали делать предыдущие. С другой — нам предлагают пустую башню, пусть и только на первое время, за вход в которую придется платить? Хорошая альтернатива бесплатным башням Позднякова или Орел, ничего не скажешь. О Королевском бастионе, обрушившемся в прошлом году, тоже прозвучали туманные обещания — проведем изыскания, рассмотрим возможности. В планах — благоустройство, создание туристического объекта, но кто, когда, на какие деньги — вопрос не для нынешней конференции.

Что касается ремонтных работ, про которые в планах указан третий квартал, тоже нет ясности, будут ли соблюдаться сроки. Ведь чтобы восстановить запущенное и разрушенное за столько лет, мало просто налепить поверх трещин раствора и всунуть пару десятков кирпичей. Дорогостоящие исследования затрачивают и временные ресурсы и человеческие. А их остается до обозначенного срока все меньше. Действия? Ну, на Госзакупках контракт мелькалСмоленскую крепостную стену хотят отремонтировать, но желающих пока нетТолько на составление одних бумажек планируют выделить почти 3 млн рублей по проведению изыскательных работ с применением лазерного исследования стен. Сергей Неверов, как глава попечительского совета, следящего за состоянием стены отныне, пообещал, что все будет учтено в работе. Однако же, при этом дальше общих фраз дело вновь не зашло. Либо планов слишком много, чтобы все их озвучивать, либо наоборот. Время поджимает, указания сверху раздаются, а на местах не могут обозначить даже сумму, которой получится оперировать.

«По состоянию на 12-13 год, крепостная стена требовала порядка полутора миллиардов, — говорит Неверов, — сегодня цены изменились, равно как и состояние стены, поэтому цифру назвать я не готов. Надо быть реалистами и понимать, что заняться всем и сразу у нас не выйдет. Не потянем. Надо решать первоочередные задачи, не допустив дальнейшего разрушения крепости. Есть участки, которые надо было сделать „еще вчера“. А уже дальше обсуждать с РВИО, планировать устройство музеев, инфраструктуры, выслушивать мнения смолян».

Насчет мнения смолян, говорящим стал тот факт, что про онлайн-петицию, призывающую"Пережившая польских интервентов, Наполеона и Гитлера, крепость рухнет от безразличия чиновников"Смоляне не верят обещаниям о ремонте и подготовили петицию Мединскому и Министерству культуры сохранить крепость и которую, между прочим, подписало почти четыре тысячи жителей и активно писали СМИ, ни слова сказано не было. Диалог, говорите, налажен? Планы, говорите, совместными усилиями взяться за дело? Ну-ну.

Задачи-то в целом, конечно, хорошие, но за те пять лет, что Минкульт не поддерживал смоленские власти в их «рвении» ремонтировать и реставрировать, практически вся стена стала одной большой первоочередной задачей — рушатся зубцы в Лопатинском саду, зияют провалы в крыше Поздняковой башни, сравнивается с землей стена за Веселухой, трещит по швам Волкова...

«Насчет последней позволю с вами не согласиться, — взял слово Егор Филимонов, заместитель начальника областного Департамента по культуре и туризму. - Башня стала проблемной практически сразу после постройки. Вы не совсем понимаете происходящее — сегодня ее состояние стабильное. Закреплена металлоконструкциями максимально надежно, а из архитекторов, в т.ч. и столичных, никто не смог разработать проект, способный сомкнуть башню обратно. Скорее всего речь пойдет уже о новоделе — разобрать часть башни и выстроить заново. Разумеется, это дело не ближайшего времени».

На вопрос же о строительном мусоре, который «украшает» туристический объект который год изнутри (см, например, заглавную иллюстрацию статьи), Егор Николаевич замялся, сведя ответ к тому, что за недоработки прошлых исполнителей работ нынешний пользователь не в ответе, пообещав, что после запланированных ремонто-реставрационных работ никакого мусора оставлено не будет. Что при этом мешает разобрать опасно нависающие завалы сейчас, при этом, стало вопросом риторическим.

Кстати говоря, на пресс-конференции так же прозвучали слова про «восстановление» в смысле частичной консервации. Очевидно, что в ближайшей перспективе крепость так и останется недоступной для посещения в большинстве своем, а свободного доступа смолянам и гостям города не видать уже никогда. Все должно быть под контролем и с соблюдением мер безопасности. Говоря же о проблеме свободного доступа в башни и на прясла в рассветные или закатные часы, когда делаются самые красивые фотографии Смоленской крепости, хочется поднять бокал не чокаясь. Хоть спикеры в один голос и выразили готовность идти навстречу, иметь возможность открытого диалога со всеми неравнодушными смолянами, добавив про Ночь музеев, когда можно и после заката по выставочным залам побродить, это был явный уход от темы.

Сфотографировать Смоленск с высоты того же Орла Башня "Орёл" смоленской крепостной закрыта для посещенияОднако в ближайшее время может быть открыт другой участок фортификационного сооружения-памятникав предрассветном тумане, с очень большой вероятностью, уже не выйдет. Какой смотритель станет прибегать посреди ночи с ключами ради каких-то там фотографов? Да и дожидаться ловящих закатные лучи припозднившегося июньского солнца людей с камерами так же никто не заинтересован. Поживем — увидим, спору нет, но былой свободы времена ушли безвозвратно.

Поднятая на конференции проблема позорного силикатногоСмоляне остались без крепостной стеныОставшийся доступный для посещения участок забаррикадировали кирпича, которым в нарушение всех норм были заделаны входы на крепостную минувшей осенью, получили от Сергея Неверова вполне конкретный ответ:

«Исправить то, что было сделано до нас, наверно необходимо. Но задача сейчас не стоит в том, чтобы это делать. Сперва получить стену в пользование, затем решить вопросы привлечения средств, пошагово реализовать ту комплексную программу, о которой мы говорим. Это не значит идти и убирать кирпич или железные крепления. А вот мусор убрать можем».

Говоря о привлечении средств, спикеры ни словом не обозначили даже приблизительную сумму, на которую расчитывают, не говоря уже о тех, коими реально располагают. Зато прозвучало предложение о возможности реконструкции вскладчину. Меметичная фраза «купи кирпич» вполне может стать заглавной для грядущего проекта — в планах у местного отделения РВИО создать банковский счет, куда каждый смолянин может пожертвовать любую сумму и даже проследить, на какой конкретно участок стены будут израсходованы его рубли. Чтобы примерно представлять, сколько должно быть в Смоленске жителей, чтобы справиться с годами разрухи, мягко намекнем, что производимые на одном из (если не единственном) в России заводе реставрационные кирпичи, специально предназначенные для таких нужд, стоят в районе 160 рублей за штуку.

Подводя итоги всему вышесказанному, стоит обозначить главный момент — после колоссальных вливаний в город к юбилею в 2013 году, когда часть строек либо провалилась и так не была закончена, либо велась с многочисленными нарушениями, просто так миллиардами сыпать в сторону Смоленска, пусть даже и на столь благое дело, как восстановление Крепостной стены, не будут. Вероятно, с этим и связана осознанная осторожность в обещаниях и высказываниях как со стороны РВИО, так и со стороны местных властей. Хочется верить в лучшее. Тем более, что попечительский совет местного отделения военно-исторического общества планируют создавать из инициативных жителей города, а не одних только чиновников, а все вопросы выносить на общее обсуждение. Правда, все мы помним, как у нас проходят те самые общественные слушания, где глас вечно несогласного народа почему-то вечно согласен...

Смоленская масленица оскорбляет чувства «сов»

Евген Гаврилов

А сами гуляния власти организовывают все больше спуская рукава.
Давно замечено, несмотря на то, что т.н. людей-сов в мире если не больше, чем «жаворонков», то как минимум столько же, распорядок дня у общества строится с учетом биоритмов именно вторых, но никак не первых. Попробуйте найти работающее после полуночи кафе, когда у настоящих сов самый подъем жизненных сил и активной мозговой деятельности! Это уже не говоря о каких-либо развлекательных заведениях и, разумеется, не затрагивая всевозможные учреждения, относящиеся к деловой сфере. Причем выходные

...

Псков. Город, который честен с тобой и не притворяется

Евген Гаврилов

Остановка, которую на маршруте «Смоленск — Санкт-Петербург» совершить просто необходимо.
Городов на карте нашей страны много, а карта эта столь обширна, что побывать в каждом вполне может не хватить и целой жизни, если только целенаправленно забросить учебу-работу-семью и отправиться колесить области, края и республики. Ж

...


наверх