Смолянин в одиночку собирает поезда

Евген Гаврилов
В одной модели может быть до тысячи деталей, а внутри есть даже свой дизельный двигатель

Истина о том, что наша земля талантами полнится, находит подтверждения не только в исторических справочниках и книгах о давно ушедших временах. Современники тоже вполне способны удивить, что все-таки становится сделать все сложнее в эпоху всеобщего доступа в Интернет, где чего только нет! Однако, герой нашего сегодняшнего рассказа, думается, способен вызвать у смолян немало возгласов удивления и восхищения и тому есть веская причина. Одно из многочисленных хобби Дмитрия Имнадзе — моделирование. А работа дизайнером и полученное на худграфе образование дают отличное подспорье для увлечения. Тематика для его моделей — поезда. Об этом и пойдет сегодня речь.

Железной дорогой смолянин «заболел» еще до рождения — по его словам, маме во время беременности приходилось часто ездить поездами, вот постоянно слышимое «тудух-тудух» и наложило свой отпечаток. В арсенале Дмитрия можно найти сотни фотографий самых разных поездов, десятки посещенных лично кабин электро- и тепловозов, а на вопрос, чем же отличаются «Тапок» и «Чебурашка» (слэнговые названия локомотивов «ТЭП» и «ЧС», — прим. авт.) можно услышать целую лекцию. Но если красиво вписать проезжающий мимо состав в кадр или разобраться в терминологии может хоть и не каждый, но многие, было бы желание, в моделировании Дмитрий Сергеевич точно даст сто очков форы каждому.

«В детстве у меня, как и у многих мальчиков, была игрушечная железная дорога, — рассказывает дизайнер, — когда вырос, а увлечение осталось, даже не задумывался над тем, чтобы покупать готовые модели. Привык все, на что хватает сил и умения, делать сам. Начал, правда, с рисунков, потом понял, что хочется большего, перешел к чертежам, кои вскоре стали превращаться в простенькие модели».

Сейчас, спустя годы, нынешние творения простыми уже язык не поворачивается назвать — в более легком «ЧС4Т» 564 детали, «ТЭП70», над которым кипит работа сейчас, в ожидании окончательной сборки и покраски уже насчитывает без малого тысячу элементов.

При этом основным материалом для работ Дмитрия являются... бумага и картон! «Тело» локомотива практически целиком состоит из целлюлозы, а вот уже колесные пары металлические, их, как говорит автор, заказывает специально, на заводе. Индивидуальное выполнение объясняется тем, что на участие в профессиональных выставках Имнадзе не претендует, а потому делает поезда в неканоничном для стендов формате 1 к 50. Что еще идет в дело? Список не так уж и велик — проволока, тонкий прозрачный пластик, кое-какие радиодетали. Основной ресурс здесь — это труд, что касается денежных затрат — они невелики, клей, краски, бумагу и картон вполне может позволить себе каждый.

«А вот времени немало на это дело уходит, — улыбается автор, — месяц — это самый минимум, обычно больше. Я занимаюсь этим в удовольствие, со сроками никто не гонит, а потому особо не спешу. Лучше все просчитать как следует заранее, чем потом переделывать. С последней моделью так и вышел небольшой просчет — предварительно собрал посмотреть, как вышло, заметил, что надо выравнивать раму одной из кабин — поезд „носом клюет“. Почему собираю вполне привычные глазу поезда, а не легендарные составы, вроде „Красной стрелы“, старинных паровозов или современных „Сапсанов“? Трудно объяснить, просто дело вкуса, скорее всего».

Чтобы не спасовать перед объемами будущих свершений, начиная создание модели, важно с самого начала разграничить фронт работ — разделить по узлам сборки, коих обычно 5: две тележки, кузов и две кабины. Чертеж — обязательная составляющая успеха, не представишь на бумаге то, что хочешь увидеть в конце, выйдет тяп-ляп! За образцами чертежей вполне можно обратиться к помощи интернета, хотя доводить до ума лучше уже самому, так проявляется индивидуальность, да и азарт создателя никто не отменял.

«Сложнее на этапе анализа всех узлов и деталей, что-где-как-в каких масштабах, — говорит Дмитрий. — Тут уже всемирная паутина не поможет. Вооружайтесь фотоаппаратом и вперед в мир, изучать. Я предпочитаю делать все легально — договорился с депо, объяснил, для чего и зачем, и в спокойной обстановке изучил, что тебе нужно».

Развертки, вырезание расчерченных элементов, их подгонка, сборка, склейка — если все эти этапы остались позади, впереди ждет самое приятное для любого моделиста — завершающие штрихи в виде покраски. Тут тоже важно не проколоться, заранее решив, какие детали лучше красить до процесса сборки, а какие уже на своем месте. О сложности «поделок» лучше любых слов расскажет нижеследующая фотография, где внутри кабины можно увидеть дизель-генератор и слева — центробежный вентилятор.

Арсенал уже сделанного и того, что еще в процессе, к слову, у Дмитрия еще невелик — 3 локомотива и модель вертолета «КА-50». Однако, замечавшие в соцсетях фотоотчеты о проделанной работе друзья нередко просили продать им поезд-другой, но безуспешно. Увлекающимся людям ой как нелегко расставаться со своими творениями. Правда, однажды на поезд было совершено «покушение».

«Тогда все вылилось в целый домашний следственный эксперимент, — смеется Имнадзе, - прихожу домой — вижу изрядно помятую кабину и в хлам разбитые крышу с пантографом. Домочадцы в один голос утверждают, что виновата кошка, прыгала, зацепила. Не поленился, притащил зверюгу, убрал все с полки, где стоял пострадавший поезд, разложил ее любимые лакомства, хрустящие подушечки, и почти час наблюдал, как она безуспешно пытается запрыгнуть. После этого уже маме пришлось признаться, что протирала пыль и неосторожно столкнула с полки модельку. Дело закрыто, из людей никто не пострадал, а вот над крышей и кабиной пришлось попотеть, восстанавливая».

Насчет дальнейших планов Дмитрий пока не стремится создавать длинный список «хочу сделать». Для начала — разобраться с незавершенной моделью, а после пустить в дело оставшиеся от заказа колесные пары на еще один локомотив, например, «ЧС7». Не пропадать же добру?

Мошенники или жертвы: история немцев, бежавших в Россию, обрастает новыми подробностями

Елена Анненкова

В истории немецких беженцев Сони и Маркуса Бергфельд появляются все новые подробности. Катарина Миних — переводчик и волонтер сначала помогала пострадавшим от ювенальной юстиции, потом стала раскрывать негативные подробности их прошлой жизни.
Где немцам жить хорошоНапомним,Бергфельды въехали на территорию РФ в середине марта. До российско-латвийской границы немецкие беженцы добирались по Европе в течение месяца на поезде, автобусе и даже, по словам Сони, около 90 километров пешком.Супруги не могли вылететь из Евросоюза на самолете, кроме страха быть обнаруженными сотрудниками родн

...

Жители Смоленска возмущены поведением местных «гонщиков»

Дмитрий Журавский

Визг покрышек на парковке у «Макси» не дает спать жителям окружающих домов.
Смоляне возмущены поведением «дрифтеров», развлекающихся по ночам на парковке у торгово-развлекательного центра в Промышленном районе. По словам жильцов окружающих домов, визг сжигаемых покрышек не дает им спать. В доказательство своих слов смолянка и наш постоянный автор (например, читайте тут) Светлана Воеводина выложила на фейсбуке аудиозапись, записанную в 1:30 ночи в одной из квартир.

...


наверх